Текущее время: 19.04.2018 17:26

г. Тихорецк. ЦГБ г. Тихорецка

Сообщение 17.11.2011 22:42
г. Тихорецк. ЦГБ г. Тихорецка
Сеть лечебно-профилактических учреждений г. Тихорецка представлена центральной городской больницей. Свою лечебную практику больница начала в 1938 году, когда было введено в эксплуатацию новое здание городской больницы на 120 коек по ул. Московской.

На сегодняшний день Тихорецкая центральная городская больница – это сложная развитая структура, ее основой выступает городская больница (стационар из 12 отделений) на 585 коек. В структуру ЦГБ входят: городская и детская поликлиники (800 посещений в смену), стоматологическая поликлиника (на 80 посещений), кожвендиспансер (80 посещений и 40 коек), станция «Скорой медицинской помощи» (30 тысяч вызовов в год). В ЦГБ работает 1094 человека, из них – 164 врача и 506 – средних медицинских работников.

Поликлиника МУЗ "Тихорецкая центральная городская больница" работает с 1938 года. Основное здание поликлиники находится на территории ЦГБ - ул. Московская 170. Филиал поликлиники, обслуживающий юго-западную часть города находится по адресу ул. Ударников 10. В структуру городской поликлиники входит врачебная амбулатория п. Каменного.

Центральное здание поликлиники - 3-х этажное. На 1-ом этаже находится регистратура, доврачебный кабинет, ЭКГ кабинет и хирургическая служба. На 2-м этаже кабинеты терапевтической службы, узких специалистов, дневной стационар и химиотерапевтический кабинет. На 3-ем этаже административная служба поликлиники, узкие специалисты и кабинет функциональной диагностики.

Амбулаторный прием ведется по 23 специальностям: терапевт, профпатолог, хирург, уролог, невролог, психиатр, эндокринолог, окулист, аллерголог, инфекционист, кардиолог, травматолог, ЛОР-врач, фтизиатр, нарколог, кожвенеролог.



Отделения больницы:

  • кардиологическое отделение: тел. (861-96) 7-29-56
  • неврологическое отделение: тел. (861-96) 7-36-99
  • наркологическое отделение: тел. (861-96) 7-06-22
  • отоларингологическое отделение: тел. (861-96) 7-09-40
  • офтальмологическое отделение: тел. (861-96) 7-36-76
  • терапевтическое отделение: тел. (861-96) 7-36-86
  • ортопедо-травматологическое отделение: тел. (861-96) 7-36-07
  • хирургическое отделение: тел. (861-96) 7-36-76
  • педиатрическое отделение: тел. (861-96) 7-33-05
  • инфекционное - боксированное отделение: тел. (861-96) 5-07-53
  • акушерское физиологическое отделение: тел.(861-96) 5-39-40
  • гинекологическое отделение: тел.(861-96) 5-03-20
  • отделение реанимации: тел. (861-96) 7-37-61



СМИ - хронология событий учреждения
Страховые компании проверили «Тихорецкая ЦРБ» по фактам оказания неквалифицированной медицинской помощи.
Тихорецкая межрайонная прокуратура провела плановую проверку сведений страховых медицинских компаний Тихорецкого района и материалов служебных проверок МУЗ «Тихорецкая ЦРБ» за 2008 год и первое полугодие 2009-го. Изучены акты экспертной оценки качества медицинской помощи в больнице, составленные врачами-экспертами Тихорецких филиалов страховых медицинских компаний «Сибирь», «Солидарность для жизни». Проверка установила, что лечат нас, мягко говоря, не совсем качественно.

Во врачебной практике допускается необоснованное назначение множества лекарственных препаратов, процедур без учета механизма их взаимодействия. Выявлены также невыполнение, несвоевременное или ненадлежащее выполнение необходимых лечебных мероприятий при том, что больница располагает возможностью лечить нас по-человечески. Медики допускают преждевременное прекращение лечебного процесса, могут выполнять лечебные процедуры в тех случаях, когда для этих процедур нет показаний. Понятно, что все это не способствует выздоровлению пациентов.

Доктора допускают неправильные дозировки, частоту и пути введения лекарств больным, а то и вообще назначают одновременное применение несовместимых препаратов.
Уже от перечисления всего этого становится как-то не по себе. Во всяком случае, к докторам, допускающим такие «промахи», попасть на лечение явно не хочется.
Фактов подобного лечения довольно много.
В августе 2008 года в больницу поступил тридцатилетний мужчина с диагнозом: «гипертоническая болезнь 2 ст. ИБС». При поступлении молодой человек жаловался на боли в области сердца, сердцебиение. До этого момента он ни разу не обследовался. Проведенная специалистами экспертиза показала, что лечение оказалось, попросту говоря, без эффекта. Лечащий врач из соображений, известных только ему одному, не счел нужным для подтверждения диагноза направить пациента в Краснодарский кардиоцентр. В больнице же допустили, как сказано в документе, несвоевременное и ненадлежащее выполнение необходимых лечебных мероприятий, хотя все для этого в лечебном учреждении имелось. В конце концов, лечение просто прекратили на этапе оказания медицинской помощи, что не способствовало выздоровлению тридцатилетнего парня.
Шестидесятидвухлетней женщине доктор вообще умудрился назначить одновременно 10 (!) лекарственных препаратов при том, что больше пяти назначать нельзя. Что это за эксперимент, не понятно. Кроме того, зная, что женщина не переносит новокаин, ей назначают введение «смеси Бойко»… с новокаином.

Следующий, весьма странный пример оказания медицинской помощи. Женщину госпитализировали в травматологическое отделение больницы в неотложном порядке – через час после получения травмы ее доставили в больницу на машине «скорой помощи». В карте стационарного больного хирург сделал запись, из которой следует, что во время осмотра больной острой хирургической патологии не обнаружено. Но уже на следующий день больную прооперировали по поводу острого холецистита, хотя потребность в операции не была подтверждена никакими дополнительными исследованиями. Как подтвердила экспертиза специалистов, операция была не нужна.

Известно, операция сама по себе носит травматический характер для организма человека, а когда ее еще некачественно выполняют… У 33-летней больной после лапароскопии развилось внутрибрюшное кровотечение. Экспертная оценка такова: возникшие у больной осложнения связаны с некачественным выполнением операции.

Далее. Больному с переломом фаланги пальцев кисти руки 11 дней вводили внутримышечно кеторол, когда допустимый срок – всего 5 дней. Превышенной оказалась и однократная доза введения лекарства. При этом, как и при многих других случаях, медики нарушили Инструкцию, утвержденную совместным приказом Министерства здравоохранения РФ и Министерством МВД. Она гласит о необходимости сообщать в милицию о фактах поступления в учреждения здравоохранения граждан с травмами.

Приказом главврача при больнице созданы лечебно-контрольная подкомиссия и комиссия по изучению летальных исходов. Сделано это для ежемесячного анализа смертности больных в стационарах и на участках, закрепленных за поликлиниками, с целью своевременного разбора причин смертности населения трудоспособного возраста. Очень нужная мера, поскольку частенько люди умирают, именно не дожив до старости. Комиссии, конечно, предназначены не просто для констатации фактов смерти, а для того, чтобы таких смертей становилось меньше.

Что любопытно: при изучении протоколов заседаний лечебно-экспертной комиссии было установлено, что во всех случаях имеются заключения, которые констатируют смерть как «непредотвратимую», а действия врачей при этом оцениваются как соответствующие требованиям лечения. То есть сделано все возможное, чтобы больной не отправился на тот свет. Но сопоставление данных протоколов с актами экспертов не всегда совпадают с выводами врача-эксперта при разборе случаев смерти больных.

Так после 14 дней лечения в больнице скончалась пожилая женщина. Изучив историю болезни умершей, эксперты установили, что бедолагу лечили не очень-то правильно: назначали несовместимые лекарства, нарушили дозы препаратов, частоту и пути их введения.

Вскрытие умершей не производили и в милицию о факте смерти опять же не сообщали.
Другой пожилой человек пролежал в больнице 8 дней, после чего состояние его ухудшилось. Нарастала дыхательная недостаточность. Больного перевели в реанимационное отделение. Увы, мужчина скончался. Экспертиза выявила, что ему не провели необходимых лечебных мероприятий, хотя возможность для этого имелась. А на этапе оказания медицинской помощи продолжать лечение почему-то не стали.

С тяжелейшими травмами 78 дней находилась в стационаре пожилая пациентка Н. Пять дней ее держали на искусственной вентиляции легких. Одно из лечебных мероприятий было выполнено лишь на третий день после назначения. После перевода больной из реанимационного отделения в травматологическое ее состояние резко ухудшилось, и женщина скончалась. Как выяснилось, помимо всех проблем, пациентка получила еще и внутрибольничную инфекцию, справиться с которой уже не удалось.

В июле 2008 года в больницу поступила Б. с диагнозом «перфоративная язва двенадцатиперстной кишки», начался разлитой перитонит. Предоперационную подготовку больной не провели. А у нее отмечалась дыхательная недостаточность, влажные хрипы в легких. Через сутки после операции больную переводят в хирургическое отделение, так как поступили новые тяжелые больные и места для прооперированной в реанимационном отделении не оказалось. А ей в это время требовалась интенсивная терапия. Женщина умерла.

С диагнозом «ишемическая болезнь сердца» поступил в больницу С. Всех мероприятий, которые больному были необходимы, ему не выполнили. Записав в истории болезни «отек легких купирован», больного передали под наблюдение медсестры. Вскоре он скончался. Кстати заметить, что на титульном листе истории болезни было указано, что у больного аллергия на аспирин. А ему с первого дня лечения назначали тромбоасс!

Увы, есть и еще примеры, не делающие чести медикам. И почти в каждом повторяются одни и те же нарушения, в том числе нарушение Инструкции «О порядке взаимодействия лечебно-профилактических учреждений и органов внутренних дел Российской Федерации при поступлении (обращении) в учреждения здравоохранения граждан с телесными повреждениями насильственного характера». Уже в 2009 году в реанимационное отделение ЦРБ поступил гражданин Б. с ушибленной раной теменной области головы, в состоянии алкогольного опьянения. Врачи констатировали смерть пациента, но в дежурную часть УВД сообщили, что в больнице скончался Б. «без видимых признаков насильственной смерти». Интересно, а как же быть с наличием у него черепно-мозговой травмы?

В заключение остается добавить, что по результатам проведенной проверки главному врачу МУЗ «Тихорецкая ЦРБ» внесено представление о необходимости устранить выявленные нарушения. Начальнику УВД по Тихорецкому району – представление о нарушениях законодательства, регламентирующего прием, регистрацию и разрешение сообщений о преступлениях.

Информация предоставлена
старшим помощником Тихорецкого
межрайпрокурора Л. А. Иващенко.
Газета "Тихорецк-экспресс"




История одной болезни
На дисплее мобильного телефона Светланы Сухининой снимок городской многоэтажки. Это корпус детской краевой клинической больницы, врачи которой спасли жизнь ее маленькому сыну, двухлетнему Ване Сухинину. Снимок стал для Светланы чем-то вроде семейной реликвии. Тихорецкая городская больница вызывает у молодой матери негативную реакцию: здесь им с сыном пришлось помучиться.

Ваня заболел 9 ноября. Боли в животе – симптом тревожный. Поэтому родители мальчика не стали ждать приезда «Скорой», а повезли туда сына сами. Врач, осмотрев ребенка, велела пить лекарства и отпустила домой, предупредив: «Если что – приезжайте».

«Если что» и случилось. Боли не стихали, несмотря на принимаемые препараты, рекомендованные доктором, повторялись через каждые пятнадцать минут. Схватки были достаточно сильные – ребенок корчился и плакал. Ваню повезли назад, прихватив собранные на случай госпитализации вещи. Вместе с мамой их положили в инфекционку. К болям прибавилась температура.
Мальчика осмотрел хирург, но, пожав плечами, сказал: «Это не ко мне». Инъекции не давали эффекта. Но что-то же происходит в организме ребенка, явно идет какой-то патологический процесс, и с этим надо что-то делать. Все, что пытались делать медики, не приносило положительного результата. На вторую ночь в больнице температура у ребенка повысилась. Светлана не находила себе места, не зная, как помочь сыну. Она гладила ребенку животик и плакала от бессилия. Стала просить, чтобы их направили в Краснодар. Но ей отвечали, что там не помогут.

Муж Светланы, программист, упорно рылся в Интернете, отыскивая похожие симптомы и пытаясь найти причину состояния сына.
Спал Ванечка только в коротких промежутках между приступами боли. Светлана в отчаянии молилась, просила: «Господи, помоги нам! Не оставляй нас, Господи!»
На следующий день врачи согласились сделать ультразвуковое исследование органов брюшной полости. Но… ничего не нашли, что помогло бы поставить правильный диагноз.

Матери сказали, что Ваню переводят в реанимацию, но не в связи с тяжестью состояния, а чтобы сделать точную диагностику. В отделении интенсивной терапии медсестра попробовала поставить ребеночку катетер, как рассказывает Светлана, но неудачно. Тогда за дело взялся врач, но на месте прокола стало вздуваться. Врач заметил, что вен у малыша не видно, - придется ставить катетер под ключицу, но мама должна дать на это письменное согласие. Зачем рисковать? Должны де быть другие методы лечения.

«Неправильно поступаете, резюмировали медики, - вы нам связываете руки».
В реанимационном отделении было очень холодно, и Светлана боялась, что ребенок еще и простуду подхватит. Из окна дуло так, что замерзла даже она, взрослый человек. Муж принес из дома обогреватель, но в палате не нашлось исправной розетки, чтобы его включить.

Светлана вторые сутки ничего не ела и не спала. Весь смысл ее теперешнего существования сосредоточился в родном существе, которому было больно и которому никто не мог помочь. Поздно вечером, пребывая в тягостном состоянии, женщина вдруг услышала пение. Нестройные голоса, выводившие мелодию, привели ее в состояние, близкое к шоку, - кто мог петь в отделении реанимации, где больные на грани жизни и смерти?! Позже, войдя в туалет для больных, она увидела в ведре пустые бутылки из-под спиртного. Совершенно ясно было только одно: лежачие больные спиртное пить не могли.

«Я вдруг ясно ощутила, что реанимация – это последняя инстанция перед моргом, - призналась Светлана.- Это совершенно отчетливо сложилось в мозгу.»
Боли у ребенка не проходили, мало того, они все реже отпускали мальчика. И мать решилась любыми путями увезти ребенка в краевую больницу: ждать было уже нечего, кроме самого плохого. Родители добились, чтобы медики перевезли ребенка в Краснодар.

В краевой, куда они поступили 13 ноября, Светлана ощутила себя будто в другом мире. Их быстро осмотрели, долго и тщательно делали УЗИ. Хирург только спросил, почему на месте не была сделана операция. Услышав о трудностях с диагностикой, тут же назначил операцию. Медсестра тихонько поинтересовалась, где мальчика лечили. Узнав, что в Тихорецке, кивнула головой: «Ну понятно».

Оперировали методом лапароскопии. Светлана услышала, как хирург облегченно заметил: «Мы успели!». Господь услышал материнские молитвы.
Светлана, уже ухаживая за прооперированным сыном, удивлялась, что в краевой больнице ни за кем не надо было бегать и звать к ребенку. Врачи то и дело заходили, медсестра всегда была на месте, нянечки четко следили за чистотой в палате. Впечатление было такое, что мать с ребенком попали в другое государство, где царил настоящий рай, когда-то обещанный у нас коммунистами.
Домой вернулись счастливыми. Правда, сразу же напомнили о себе очереди в поликлинике у нужных дверей, небрежный тон и невнимание. «Унижение, унижение, унижение – вот что я чувствовала вновь и вновь, вернувшись в объятия местного здравоохранения», - рассказывает Светлана. Но почему? Почему в провинциальную медицину приходят люди равнодушные? Молодые пусть идут в медицину только в том случае, если сердце велит. А кому работать надоело, так честнее было бы уйти на пенсию. Я понимаю, что отечественная медицина бедна, что ей не хватает денег. Но при чем больные, которые вправе рассчитывать на участие и помощь, а не на равнодушие и халатность?

Слушая рассказ Светланы, я вспомнила трагическую историю молодой семьи из Новорождественской. Они потеряли своего малыша только потому, что не могли правильно определить диагноз и во время не отправили мальчика в Краснодар. А, когда додумались, оказалось слишком поздно. Павлик Мараховский умер от той же патологии, не дожив до годика. Естественно, врачи не понесли никакой ответсвенности за свои ошибки, кроме легких – дисциплинарных взысканий. Белому и пушистому районному здравоохранению тогда все сошло с рук. Сошло бы и сейчас, если не дай Бог, случилась беда. Ведь врач имеет право на ошибки, даже если цена врачебных заблуждений – чья-то жизнь.

В выписке их медицинской карты стационарного больного Вани Сухинина черным по белому – диагноз: «острая подвздошно-ободочная инвагинация кишечника». В любом справочнике фельдшера можно найти данные о симптоматике коварного заболевания, единственным методом лечения которого является срочная операция. Ни смекта, ни антибиотики, ни но-шпа – ничего, кроме скальпеля хирурга. Помниться после случая со смертью Павлика Мараховского в ЦРБ даже провели семинарное занятие для врачей по вопросам острой хирургической патологии желудочно-кишечного тракта. И вот еще один прецедент, только в больнице городской. И что? Спасибо настойчивым родителям, сумевшим вовремя выпросить ребенка для получения помощи в краевом центре. Не хочется даже думать, чем могла бы закончиться эта история для семьи Сухининых.

Опять обидятся на нашу газету медики. Как же мы могли без согласования с главным такое напечатать. Могли. Лучшего свидетеля безобразия, чем мать ребенка, находившегося тут на, (Господи, прости), лечении, не найти. Сколько же можно?! Ведь фактов того, как у нас лечат, просто масса. Люди не боятся о них рассказывать, потому что у них не осталось ничего дороже, чем собственная жизнь. Пока осталось…

Наталья Сидорова.
Газета "Тихорецк-Экспресс"




Будем лечить или пусть живет?
Иногда поход к местным медикам может закончиться для здорового пациента инвалидностью.
Всего полгода назад 27-летняя Ольга Шаповалова была здоровым человеком, женой и мамой пятилетнего сына. Однажды Ольга с мужем решили удвоить счастье и произвести на свет еще одного малыша. Девять месяцев ожидания счастья!

Оно закончилось сразу, как только беременная женщина пришла рожать в местный роддом. Вот что пишет Ольга Шаповалова в своем исковом заявлении в суд:
«Я поступила в отделение гинекологии (…), где мне был сделан стимулирующий укол, но шейка матки была не готова, в результате чего она (врач-гинеколог –ред.) проколола пузырь. По истечении 12 часов родов шейка матки так и не открылась и мне предложили операцию – кесарево сечение. В 4 утра закончилась операция (ребенок родился здоровый – ред.). После операции мне не назначили антибиотики, т.к. в детстве у меня была непереносимость некоторых антибиотиков. Но врачам данный факт проверен не был, хотя аллергия у меня прошла.Ночью мне стало плохо, были сильные боли в животе. Дежурный врач осмотрел меня, сделал обезболивающий укол. На протяжении нескольких дней у меня болел низ живота, было отвращение к еде, тошнота, хотелось пить. На пятые сутки поднялась температура, о чем я сказала акушерке, но она сказала, что со мной все в порядке и меня скоро выпишут. Т.к мне становилось с каждым часом хуже я позвала врача-гинеколога, которая надавила мне на живот и у меня внутри что-то лопнуло (…).Состояние здоровья ухудшилось, мне стали ставить капельницы. После этого меня отвезли в хирургию, где врач сказал, что это перитонит. Несмотря на это меня отвезли обратно в роддом, до утра я мучилась болями. Утром перевели в реанимацию и вызвали санавиацию для того, чтобы отправить в Краснодар. После прилета собрали консилиум врачей и начали операцию. Мне удалили матку, во время операции останавливалось сердце, массажировали почку (…). Осложнения: несостоятельность швов матки, разлитой гнойно-фиброзный перитонит, анемия 3 ст., сопутствующий: двусторонний гидроторакс, двусторонний диффузный катаральный эндобронхит 1-2 ст. воспаления, миокардтодистрофия. С 05.12.2007 по 17.12.2007 я находилась без сознания и была подключена к аппаратам (…)».

По словам Ольги, ее обращение в суд это вовсе не желание отомстить за отнятое здоровье. Хотя месть она считает едва ли не единственным сегодня способом, каким можно добиться справедливости в России.
- Я решила пойти другим путем и наказать врача-гинеколога рублем за то, что она исковеркала мне жизнь – говорит, едва не плача, Ольга – Поверьте, это маленькая плата за то, что она со мной сделала. Ведь больше детей никогда иметь не смогу…
Мальчишка, рожденный Ольгой, в пять дней остался без материнского молока и ласки. Три месяца, пока краснодарские врачи боролись за ее жизнь, опекали малыша муж и мама. «Что мы пережили, не передать словами» - говорят близкие Ольги.
«Провинция» часто пишет о нерадивых медиках и их «методах» лечения тихоречан. Кстати, это совсем не говорит о том, что бездари в медицинских халатах оккупировали медучреждения города и района. У нас есть талантливые врачи, но они не могут вести прием и оперировать больных круглые сутки. А вот когда они отдыхают, наступает время «двоечников»…
В суд врач-гинеколог С. М. пришла с дорогостоящим адвокатом и отдельными коллегами, которые встали горой за честь подруги. Свою вину эскулапы, естественно, отрицали. С их слов, молодая мама пришла в роддом «уже с открытой инфекцией».
- Если это так, тогда почему роженица лежала в предродовой «чистой» палате? – задала резонный вопрос судья врачу-гинекологу. Ответа не последовало.
Суд принял решение назначить экспертизу медицинской карты больной. Авторитетные врачи (скорее всего, это будут медики одной из краевых клиник – ред.) проверят, насколько правильными были мед. назначения. Весьма оригинально отреагировали на это решение участники процесса.
- Мы будем сражаться до последнего! – заявили врач-гинеколог и ее защитник.
- Мы тоже! – отвечала им пострадавшая сторона.
Пока рано говорить о результатах судебного разбирательства, но, сразу оговоримся, что доказать вину медиков будет довольно сложно. В России прецедентов, когда врачей признавали виновными, можно пересчитать по пальцам. Даже за смертельные исходы, где вина была очевидна, им давали условные сроки. Пока бесспорно только одно: молодая женщина, попав в больницу здоровым человеком, вышла из нее инвалидом.

Ольга Шаповалова, догадываясь о длительности судебного процесса, жалеет о том, что не стала ксерокопировать стационарную медицинскую карту. Она уверена, что именно это ей сегодня могло бы помочь. А еще она уверена, что медики медкарту уже переписали...

- Я хочу дать совет людям, кто намерен все же лечиться у местных врачей – говорит Ольга – делайте копии своей медкарты (всех назначений врачей) и вы избежите многих неприятностей. Дай бог, чтобы вам повезло больше, чем мне…
Елена БЕЛЯЕВА

P.S. По просьбе героини статьи фамилия ее изменена.
источник: газета «Провинция-ЮГ»




Контакты:
  • Глав. врач: тел. (861-96) 7-36-71
  • Адрес: 352120 Краснодарский край, г. Тихорецк, ул. Московская, д. 170



Схема проезда:
Мы будем крайне признательны, если Вы найдете возможность поделиться
объективной информацией, а также комментариями по данному учреждению.


С ув. Администрация Туберкулез-Forever
NaviL
Аватара пользователя
Администратор

Вернуться в Краснодарский край

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Права доступа

Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения